четверг, 23 октября 2014 г.

Нил Гейман. Американские боги

Главный герой – громила по имени Тень. За пару дней до его выхода из тюрьмы гибнет любимая жена. Начало – как в голливудском боевике. Дальше – всё не так.
Жена погибла по своей вине, мстить за неё незачем, она сама кому хочешь отомстит: приходит к мужу после своей смерти и крушит его врагов. Драк и сражений в книге много, но подоплека их – совсем иная, нежели в примитивном боевике. Сюжет книги – битва старых богов, которых американцы «вывезли» из земель своих предков, и новых – богов Интернета, телевидения и лимузинов. Их убеждения:
«Язык – это вирус, вера – операционная система, а молитвы – дешевый спам…»
«За нами будущее и настоящее. А их срок годности истек еще позавчера».

Здоровенный тугодум Тень прячет в себе острый ум и совершенно детскую душу. Только поэтому он способен принять фантастический поворот событий. Его сны – напоминание об ином мире, где жили мифические древние существа. Вот в кого, оказывается, может превратиться тот «книжный мальчик», который с трудом вспоминает богов своего детства («Океан в конце дороги»).
Тень и Среда
А вот в кого превратились старые боги (говорит Среда, воплощение бога Одина):
«Давайте же взглянем правде в глаза: мы утратили власть – или почти утратили. Мы тащим все, что только можем, мы паразитируем на людях, и тем живы; мы пляшем голыми, мы отдаемся за деньги, мы слишком много пьем; мы сливаем по‑тихому бензин, мы воруем и обманываем, мы ютимся в трещинках на дальних закраинах общества. Старые боги – в этой новой безбожной стране».
Новые боги всеми способами перетягивают Тень на свою сторону, но напрасно. Герой – на стороне старых богов, которые в современном мире не в чести, и я его понимаю.
«Ему пришло в голову, что его симпатии склоняются на сторону Среды, мистера Нанси и всей этой компании, а не на сторону их противников по одной простой и незатейливой причине: пусть они грязь и дешевка, и жрачка у них дерьмовая на вкус, но они по крайней мере не говорят штампами».

Для меня это – весомый аргумент.

Как будто здесь совсем другой Гейман: жесткое описание неприглядных сторон жизни, маргинально-криминальная среда, грубый язык, полное отрицание сентиментальности. Но это – пока дело касается реальной действительности. Как только появляются те самые полумифические существа, резкие краски расплываются, становятся тончайшей пастелью, лица становятся нежнее, голоса не оскорбляют слух.
Почему мне всё-таки тяжело было продираться сквозь эту книгу? Потому что это чужая культура, чужая до озноба (вот почему я так и не смогла принять книг Стивена Кинга – нет никаких точек соприкосновения). Но когда читала Нила Геймана, ощущение бесчеловечного холода жизни не было таким безысходным (может быть, благодаря знакомым славянским божествам, которые появляются в романе наряду с другими действующими лицами).
И еще – во время вальса в зале Карусели было полное ощущение, что в соседнем помещении идет бал полнолуния из «Мастера и Маргариты» Булгакова…
«Тень обернулся, медленно, настороженно, рассыпав вокруг себя собственные отражения, замороженные осколки каждого движения, и каждое как в янтарь было оправлено в крохотную долю секунды, и каждое наималейшее движение длилось вечность. Образы, которые потоком хлынули в его мозг, не имели ровным счетом никакого смысла: словно взираешь на мир сквозь фасеточный, разбитый на отдельные переливчатые кристаллы глаз стрекозы, но только каждая фасетка показывала свое, и он был положительно не в состоянии свести воедино, в осмысленное целое то, что видел – или то, что ему представлялось».

Атмосфера книги – предгрозовая, предчувствие решающей битвы богов. Чем она завершилась – узнает тот читатель, который пройдет вместе с Тенью весь путь до конца.
Роман оставляет сильнейшее впечатление.
Как и «Океан в конце дороги», это книга о несовершенстве человеческой памяти (и всего остального).

До тех пор, пока мы помним, кто мы и откуда – наши боги хранят нас.

Комментариев нет:

Отправить комментарий