среда, 16 апреля 2014 г.

Олег Раин. Отроки до потопа

Начинается повесть с описания бессмысленных развлечений компании подростков и с неприятного разговора на молодежном сленге. Неприятно не то, что непонятно – нет, понятно всё, до последнего слова. Но противно.
Как-то так совпало, что перед этим перечитывала «Детство. Отрочество. Юность» Льва Толстого (написано 160 лет назад). Там подросток (Николенька Иртеньев) пытается подлаживаться под правила «comme il faut», принятые в его кругу.  В начале книги «Отроки до потопа» сегодняшний подросток (Серега Чохов) пытается подстроиться под компанию «упырей», в которой он оказался случайно. Ситуации чем-то похожи, хотя разница между ними убийственна. Но суть-то одна: «…быть свободным от общества нельзя».
С самого начала повествования герой не в своей тарелке, но как-то чувствуешь сразу: Серега этот – парень тёртый, голыми руками его не возьмёшь.
«Взять хотя бы тот случай с портфелем Анжелки, когда Краб выбросил его в окно, а тот взял да и застрял в тополиных ветках. Никто ведь не полез за ним! Ни здоровенный Шама, ни легонький Маратик — все кексанули! А Серега стиснул зубы и полез. Ветки были, конечно, хлипкие, могли запросто обломиться, но ему повезло: и портфель стряхнул вниз, и сам не грянулся. Не ахти вроде бы что, но уважуху заработал. Дней пять его тогда уважали! И про портфель Анжелкин друг другу пересказывали, на тополь злосчастный пальцами тыкали. Славу эту Серега ощущал на себе, точно огненный, полыхающий на ветру плащ. С удовольствием, надо сказать, ощущал. Жаль, не очень долго все это длилось, но в том-то и фокус, что всякий авторитет подобен теореме, которую следует доказывать ежедневно. И проще, чем драка, доказательства пока никто не выдумал».
Остроумно. И читается легко! И переживаешь за героя, когда он дерется, и легко вздыхаешь, когда опасность миновала. Так закончилось последнее лето детства, и наступило 1 сентября, с которого Серега хотел начать новую жизнь. Но в лицо дохнуло смертью.
Современная школа изображена очень реалистично. Бардак на уроках, наркотики на переменках. Читаешь, и хочется вымыться. А они (дети) в этом живут, кипят в этом адском котле ежедневно.
«Сидя вполоборота, Серега смотрел на красавицу Анжелку и лениво слушал, как бурлит и пенится под сводами класса океан великого и могучего языка — вроде бы русского и вроде бы не совсем. На стенах висели портреты путешественников, ученых, писателей, короче, всех вперемешку. Великие смотрели на галдящих ребят и молча радовались тому, что жить в эту пору прекрасную им уже, верняк, не придется».
Да уж, хорошо, что они не увидят жестоких игрищ сегодняшнего дня. Второе сентября чуть не становится для Сереги последним днем его жизни. Одноклассники подставили – за то, что пытался «быть свободным от общества». Но он не только выжил, но оказался способен спасать других. Подробности рассказывать не буду: сюжет захватывающий, динамичный, стремительный. Очень нравится юмор автора. И очень актуально это сегодня: как стараться быть независимым в мире, который прессует тебя со всех сторон, и как не сломаться.
«…спасая человека, спасаешь мир, а спасая мир, спасаешь себя. Конечно, тоже эгоизм, но ведь не самый подлый, не чернуха, не трэш. И если кому не нравится, то пусть сидит себе в четырех стенах, пусть живет в них чинно и правильно, блюдя себя, без нарушений правил дорожного движения, без ругательных слов и болезненных синяков. Только как же тогда быть с человеком? Тем самым, которого надо спасать? Ведь без него, бедолаги, рухнет весь мир, а с ним, как знать, могут обрушиться и ваши злосчастные стены…»
Олег Раин – молодец, он уловил все самые болевые точки взросления. Книга отличная, жесткая и правдивая. Вот только задумалась: для какого она возраста? В 2009 году, когда повесть вышла в свет, она входила в серию «До 15 и старше».  А если будет переиздание, то по новым законам значок на неё приляпают, скорей всего, 16+…

Но 16-летним она будет уже не так интересна. А вы как думаете?

1 комментарий:

  1. Уважаемый автор, спасибо за интересную информацию.

    ОтветитьУдалить