вторник, 1 апреля 2014 г.

Георгий Данелия. Тостуемый пьет до дна

Это книга известнейшего режиссера (одни только названия фильмов Данелии вызывают улыбки на лицах). В нашем сознании его имя связано с непередаваемым, тонким юмором. Но прочитать воспоминания Георгия Данелии, чтобы поразвлечься – не получится.
Сюжет книги построен по ассоциативному признаку. Это набор ярких картинок прошлого, иронично-грустных и забавных.
В СССР существовал феномен грузинского кино, абсолютно непохожего на основную массу советских фильмов. Люди моего возраста помнят грузинские фильмы-новеллы: уморительно смешные и пронзительно человечные. Из тех истоков – и юмор Георгия Данелии, но его грузинский менталитет удивительным образом сплавился с русским, чеховским. Поэтому так трогают рассказы Данелии о людях, которые ему дóроги.
О Бориславе Брондукове:
…самое большое количество аплодисментов на встречах в кинотеатрах срывал алкоголик, мерзавец и законченный подлец Федул, которого в нашем фильме великолепно сыграл Борислав Брондуков.
(Реплика Федула: «Гони рубль, родственник!» – стала визитной карточкой фильма.)
…А позже, когда снимали «Слезы капали», в Ростове Великом, в гостинице, я у себя в номере вдруг услышал, что кто-то в ресторане поет французские песни. Я спустился. Была поздняя осень, народу в ресторане было мало. На сцене с микрофоном в руке Брондуков пел песню из репертуара Ива Монтана. И это был уже не доходяга и алкаш Федул, а элегантный, пластичный и обворожительный французский шансонье. Жаль, что эта грань его таланта так и осталась нераскрытой.
О Леониде Куравлеве:
На Афоню у нас было три кандидатуры – польский актер Даниэль Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. Три замечательных разных актера. Три разных фильма.
Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Есть в Куравлеве какой-то секрет. Афоне, в его исполнении, прощают то, чего никогда бы не простили ни Афоне Ольбрыхского, ни Афоне Высоцкого. А этого мы и добивались. Нам хотелось, чтобы зрители в конце фильма не возненавидели нашего Афоню, а пожалели.
Афоня в исполнении Куравлева получился настолько обаятельным, что на «Мосфильм» пришло немало возмущенных писем от жен пьющих особей. Особенно запомнилось одно, в нем дама из Омска спрашивала: «Товарищ режиссер, а вы сами когда-нибудь спали с пьяным сантехником?»
В ответном письме я сознался, что не спал. Ни с пьяным, ни с трезвым.
Георгий Данелия в фильме "Кин-дза-дза"


Как ни странно, один из самых смешных эпизодов книги – рассказ о похоронах хорошего человека, Саши Яблочкина. То, что там произошло, неописуемо (я и не буду описывать, читайте сами) – выдумать такое невозможно.
… мы не смогли сдержаться. Саша, прости меня! Но я тоже ржал. Ты говорил, что твой любимый жанр трагикомедия. В этом жанре и прошли твои похороны.
Когда придет время и мне уходить, я очень хочу уйти так же. Не болея и внезапно, никого не мучая. И чтобы на моих похоронах тоже плакали и смеялись.
Именно в этом жанре – трагикомедия (с густой примесью абсурда) – написана вся книга Георгия Данелии. В ней есть большая доля горечи, печали и чувства вины – и еще больше солнца, щедрости и любви.

Комментариев нет:

Отправить комментарий