воскресенье, 29 декабря 2013 г.

Майя Кучерская. Тетя Мотя

Старая, как мир, история.
Супруги Коля и Марина – непоправимо разные люди. Она филологиня, далекая от низменного мира, молодая и милая, но какая-то вся потерянная. Он – грубый технарь с плебейскими замашками, пугало для тонких образованных натур, но сам мученик. Естественно, появляется третий, фантазер и соблазнитель Ланин, и героиня сгорает от любви.
Почему она, при вполне поэтическом имени Марина, для себя и для всех – Тетя Мотя? Тётей она себя ощущает из-за однообразной, унылой, безрадостной жизни (нет в этой жизни красоты, опоры, надежности). А Мотя, Матрёша – это её прозвище с детства, такой отец её увидел, развернув у роддома кулек с бантом.
«…папа‑то угадал. Матреша, матрешка: несколько девочек, девушек, женщин жило в ней. Каждая любила своего, каждая была немного другой, растроение, распятирение личности, но в самой середке все‑таки лежал якорь: завернутый в одеяло кулек с бантом».
Сам процесс влюбления, начало и разгар её романа описаны прекрасно, со множеством узнаваемых деталей (жаль, только женщины могут их оценить).
«Ах, вот в чем.
Вот в чем. Смысл этого соединения.
Отдавать. Отдавать себя. Губы, язык – теперь немая, глаза – слепая, руки не мои, живот, бедра, колени – отдавать все, что тело, но и все, что внутри – косточки, нервы, душу. Отдалась. Вот в чем. А с Колей, с Колей разве не так? Нет! Вот в чем. Здесь не было насилия, унижения, здесь никто никого не заставлял, а билась одна только спятившая от этого бесконечного ожидания жажда, жажда быть вместе, и в том, чтобы как сейчас, и состояло ее призвание. Она для этого. И была. Создана».
Уже в начале книги ясно – перед нами женский роман, мужчины могут не беспокоиться, это лакомство не для них. Лишнее доказательство тому: мужчины-критики, читавшие роман «по долгу службы», оставили разгромные рецензии. Претензий много, но общее одно: диалоги в романе о женщине-хранительнице очага критиков-мужчин приводят просто в бешенство. Странноватый эффект.
Видимо, они считают подробное описание женской измены, после «Анны Карениной», занятием пошлым. А подспудное желание мятущейся героини быть цельной, не лгать и жить для семьи – чем-то еще более пошлым. Парадокс мужского мышления.
Майя Кучерская вместе с другими
лауреатами премии
"Большая книга" 2013 года
История измены глазами изменившей женщины – да таких романов вагон и маленькая тележка! С чего вдруг «Тетя Мотя» попала в финал престижной литературной премии и стала лидером читательского голосования?
Есть в этой книге, при всей её «пошлой» фабуле, некий намек на сверхзадачу. Писательница хотела создать не очередное женское чтиво «про любовь да про изменушку», а нечто более тонкое и глубокое.
Второй пласт книги параллельно рассказывает о другом времени, другой жизни. Пожилой краевед Сергей Голубев шлёт Марине дневники своих предков. Ну и к чему это? – скажете вы. А вот к чему. Эта жизнь с её неизменным укладом и обычаями незыблемо существовала на нашей родной земле всего 100 лет тому назад, а ныне от неё не осталось и следа, лишь неясная тоска по ней. Голубев перед смертью напутствует Марину:
«Без уклада нет жизни, нет настоящих людей. Но если уклад все‑таки утрачен – путь один: его нужно создавать. И начинать в нем жить с чистой страницы...»
Конец романа я бы назвала так: время чудес. Они происходят с Мариной и Колей, с Ланиным и Голубевым. Причем каждое чудо продирается в этот мир с болью, мучениями и потерями. И очень хорошо видно, что мир проницаем, мы все повязаны: старые и малые, наши предки и наши потомки.

Смысл этой книги можно обозначить одним словом: прозрение. В общем-то, именно к нему мы идем всю свою жизнь.

1 комментарий: