воскресенье, 29 декабря 2013 г.

Майя Кучерская. Тетя Мотя

Старая, как мир, история.
Супруги Коля и Марина – непоправимо разные люди. Она филологиня, далекая от низменного мира, молодая и милая, но какая-то вся потерянная. Он – грубый технарь с плебейскими замашками, пугало для тонких образованных натур, но сам мученик. Естественно, появляется третий, фантазер и соблазнитель Ланин, и героиня сгорает от любви.
Почему она, при вполне поэтическом имени Марина, для себя и для всех – Тетя Мотя? Тётей она себя ощущает из-за однообразной, унылой, безрадостной жизни (нет в этой жизни красоты, опоры, надежности). А Мотя, Матрёша – это её прозвище с детства, такой отец её увидел, развернув у роддома кулек с бантом.
«…папа‑то угадал. Матреша, матрешка: несколько девочек, девушек, женщин жило в ней. Каждая любила своего, каждая была немного другой, растроение, распятирение личности, но в самой середке все‑таки лежал якорь: завернутый в одеяло кулек с бантом».
Сам процесс влюбления, начало и разгар её романа описаны прекрасно, со множеством узнаваемых деталей (жаль, только женщины могут их оценить).
«Ах, вот в чем.
Вот в чем. Смысл этого соединения.
Отдавать. Отдавать себя. Губы, язык – теперь немая, глаза – слепая, руки не мои, живот, бедра, колени – отдавать все, что тело, но и все, что внутри – косточки, нервы, душу. Отдалась. Вот в чем. А с Колей, с Колей разве не так? Нет! Вот в чем. Здесь не было насилия, унижения, здесь никто никого не заставлял, а билась одна только спятившая от этого бесконечного ожидания жажда, жажда быть вместе, и в том, чтобы как сейчас, и состояло ее призвание. Она для этого. И была. Создана».
Уже в начале книги ясно – перед нами женский роман, мужчины могут не беспокоиться, это лакомство не для них. Лишнее доказательство тому: мужчины-критики, читавшие роман «по долгу службы», оставили разгромные рецензии. Претензий много, но общее одно: диалоги в романе о женщине-хранительнице очага критиков-мужчин приводят просто в бешенство. Странноватый эффект.
Видимо, они считают подробное описание женской измены, после «Анны Карениной», занятием пошлым. А подспудное желание мятущейся героини быть цельной, не лгать и жить для семьи – чем-то еще более пошлым. Парадокс мужского мышления.
Майя Кучерская вместе с другими
лауреатами премии
"Большая книга" 2013 года
История измены глазами изменившей женщины – да таких романов вагон и маленькая тележка! С чего вдруг «Тетя Мотя» попала в финал престижной литературной премии и стала лидером читательского голосования?
Есть в этой книге, при всей её «пошлой» фабуле, некий намек на сверхзадачу. Писательница хотела создать не очередное женское чтиво «про любовь да про изменушку», а нечто более тонкое и глубокое.
Второй пласт книги параллельно рассказывает о другом времени, другой жизни. Пожилой краевед Сергей Голубев шлёт Марине дневники своих предков. Ну и к чему это? – скажете вы. А вот к чему. Эта жизнь с её неизменным укладом и обычаями незыблемо существовала на нашей родной земле всего 100 лет тому назад, а ныне от неё не осталось и следа, лишь неясная тоска по ней. Голубев перед смертью напутствует Марину:
«Без уклада нет жизни, нет настоящих людей. Но если уклад все‑таки утрачен – путь один: его нужно создавать. И начинать в нем жить с чистой страницы...»
Конец романа я бы назвала так: время чудес. Они происходят с Мариной и Колей, с Ланиным и Голубевым. Причем каждое чудо продирается в этот мир с болью, мучениями и потерями. И очень хорошо видно, что мир проницаем, мы все повязаны: старые и малые, наши предки и наши потомки.

Смысл этой книги можно обозначить одним словом: прозрение. В общем-то, именно к нему мы идем всю свою жизнь.

Майя Кучерская. Тетя Мотя

Старая, как мир, история.
Супруги Коля и Марина – непоправимо разные люди. Она филологиня, далекая от низменного мира, молодая и милая, но какая-то вся потерянная. Он – грубый технарь с плебейскими замашками, пугало для тонких образованных натур, но сам мученик. Естественно, появляется третий, фантазер и соблазнитель Ланин, и героиня сгорает от любви.
Почему она, при вполне поэтическом имени Марина, для себя и для всех – Тетя Мотя? Тётей она себя ощущает из-за однообразной, унылой, безрадостной жизни (нет в этой жизни красоты, опоры, надежности). А Мотя, Матрёша – это её прозвище с детства, такой отец её увидел, развернув у роддома кулек с бантом.
«…папа‑то угадал. Матреша, матрешка: несколько девочек, девушек, женщин жило в ней. Каждая любила своего, каждая была немного другой, растроение, распятирение личности, но в самой середке все‑таки лежал якорь: завернутый в одеяло кулек с бантом».
Сам процесс влюбления, начало и разгар её романа описаны прекрасно, со множеством узнаваемых деталей (жаль, только женщины могут их оценить).
«Ах, вот в чем.
Вот в чем. Смысл этого соединения.
Отдавать. Отдавать себя. Губы, язык – теперь немая, глаза – слепая, руки не мои, живот, бедра, колени – отдавать все, что тело, но и все, что внутри – косточки, нервы, душу. Отдалась. Вот в чем. А с Колей, с Колей разве не так? Нет! Вот в чем. Здесь не было насилия, унижения, здесь никто никого не заставлял, а билась одна только спятившая от этого бесконечного ожидания жажда, жажда быть вместе, и в том, чтобы как сейчас, и состояло ее призвание. Она для этого. И была. Создана».
Уже в начале книги ясно – перед нами женский роман, мужчины могут не беспокоиться, это лакомство не для них. Лишнее доказательство тому: мужчины-критики, читавшие роман «по долгу службы», оставили разгромные рецензии. Претензий много, но общее одно: диалоги в романе о женщине-хранительнице очага критиков-мужчин приводят просто в бешенство. Странноватый эффект.
Видимо, они считают подробное описание женской измены, после «Анны Карениной», занятием пошлым. А подспудное желание мятущейся героини быть цельной, не лгать и жить для семьи – чем-то еще более пошлым. Парадокс мужского мышления.
Майя Кучерская вместе с другими
лауреатами премии
"Большая книга" 2013 года
История измены глазами изменившей женщины – да таких романов вагон и маленькая тележка! С чего вдруг «Тетя Мотя» попала в финал престижной литературной премии и стала лидером читательского голосования?
Есть в этой книге, при всей её «пошлой» фабуле, некий намек на сверхзадачу. Писательница хотела создать не очередное женское чтиво «про любовь да про изменушку», а нечто более тонкое и глубокое.
Второй пласт книги параллельно рассказывает о другом времени, другой жизни. Пожилой краевед Сергей Голубев шлёт Марине дневники своих предков. Ну и к чему это? – скажете вы. А вот к чему. Эта жизнь с её неизменным укладом и обычаями незыблемо существовала на нашей родной земле всего 100 лет тому назад, а ныне от неё не осталось и следа, лишь неясная тоска по ней. Голубев перед смертью напутствует Марину:
«Без уклада нет жизни, нет настоящих людей. Но если уклад все‑таки утрачен – путь один: его нужно создавать. И начинать в нем жить с чистой страницы...»
Конец романа я бы назвала так: время чудес. Они происходят с Мариной и Колей, с Ланиным и Голубевым. Причем каждое чудо продирается в этот мир с болью, мучениями и потерями. И очень хорошо видно, что мир проницаем, мы все повязаны: старые и малые, наши предки и наши потомки.

Смысл этой книги можно обозначить одним словом: прозрение. В общем-то, именно к нему мы идем всю свою жизнь.

воскресенье, 22 декабря 2013 г.

Стиг Ларссон. Девушка с татуировкой дракона

Несколько лет назад этот роман стал бестселлером в Европе, он издан миллионными тиражами, по нему снято два фильма.
Почитала отзывы. Как о любом сверхпопулярном произведении – они полярны: одни превозносят книгу до небес, другие – размазывают в кашу. У тех и других рецензентов – весомые аргументы и своя правда. Вернее, свой осколок правды.
«Девушка с татуировкой дракона» - раньше при этих словах мне представлялась азиатская красотка, роковая женщина.   Оказалось – ничего подобного. Лисбет Саландер – вполне невзрачная шведская неформалка, вся в комплексах, пирсинге и татуировках. К тому же она состоит под опекой, как психически ненормальная. Но внешность и поведение абсолютно не отражают её недюжинный интеллект, близкий к гениальности. Обстоятельства сталкивают её с редактором журнала «Миллениум» Микаэлем Блумквистом, и это полностью изменяет ход его жизни. Лисбет не только помогает ему раскрыть тайну 40-летней давности, но и спасает от смерти. Обнаруженные преступления настолько кошмарны, что говорить об этом немыслимо. Детективная интрига держит в напряжении и не отпускает до последней страницы книги. Это один из лучших детективов нашего времени. 
Стиг Ларссон
Несколько слов о Микаэле Блумквисте, главном герое романа. Автор отражается в герое какой-то своей частью, как в осколке зеркала.
«Микаэль Блумквист был снят чуть сбоку. Русая челка несколько небрежно падала на лоб… Он смотрел в камеру с ироничной улыбкой, придав взгляду мальчишеское и чарующее выражение».
А теперь сравните с фотографией писателя.
Определенное сходство есть.
Но Стиг Ларссон – не Микаэль Блумквист, герой легкомысленней и «круче» автора, который так и не стал популярен при жизни (писатель внезапно умер в 2004-м, трилогия «Миллениум» была напечатана и стала бестселлером через несколько лет после его смерти). Тем, кто захочет больше узнать о Стиге Ларссоне, советую прочитать воспоминания его гражданской жены Евы Габриэльссон, с которой он прожил 32 года. Воспоминания называются «Миллениум, Стиг и я», прочитать их можно ЗДЕСЬ.
Фильм Дэвида Финчера, США, 2011
Процесс расследования в романе «Девушка с татуировкой дракона» похож на создание зеркальной мозаики: герои отыскивают всё новые и новые её фрагменты…
В результате получается зеркало, в котором одно из знатнейших семейств Швеции отражается во всем своем дьявольском уродстве.
У романа – открытый конец, и далеко не все загадки разгаданы. По крайней мере, о прошлом Лисбет Саландер так ничего и не известно. По-видимому, завеса тайны приоткроется в следующих книгах трилогии, но скорей всего, не до конца. Писатель умер, не окончив четвертую книгу «Миллениума», а планировал написать 10.

Жаль. Потому что из множества героев первой книги запоминается намертво, вызывает самое сильное сочувствие и сострадание вовсе не симпатяга-журналист, а угловатая и неправильная Лисбет, девушка с татуировкой дракона.

Стиг Ларссон. Девушка с татуировкой дракона

Несколько лет назад этот роман стал бестселлером в Европе, он издан миллионными тиражами, по нему снято два фильма.
Почитала отзывы. Как о любом сверхпопулярном произведении – они полярны: одни превозносят книгу до небес, другие – размазывают в кашу. У тех и других рецензентов – весомые аргументы и своя правда. Вернее, свой осколок правды.
«Девушка с татуировкой дракона» - раньше при этих словах мне представлялась азиатская красотка, роковая женщина.   Оказалось – ничего подобного. Лисбет Саландер – вполне невзрачная шведская неформалка, вся в комплексах, пирсинге и татуировках. К тому же она состоит под опекой, как психически ненормальная. Но внешность и поведение абсолютно не отражают её недюжинный интеллект, близкий к гениальности. Обстоятельства сталкивают её с редактором журнала «Миллениум» Микаэлем Блумквистом, и это полностью изменяет ход его жизни. Лисбет не только помогает ему раскрыть тайну 40-летней давности, но и спасает от смерти. Обнаруженные преступления настолько кошмарны, что говорить об этом немыслимо. Детективная интрига держит в напряжении и не отпускает до последней страницы книги. Это один из лучших детективов нашего времени. 
Стиг Ларссон
Несколько слов о Микаэле Блумквисте, главном герое романа. Автор отражается в герое какой-то своей частью, как в осколке зеркала.
«Микаэль Блумквист был снят чуть сбоку. Русая челка несколько небрежно падала на лоб… Он смотрел в камеру с ироничной улыбкой, придав взгляду мальчишеское и чарующее выражение».
А теперь сравните с фотографией писателя.
Определенное сходство есть.
Но Стиг Ларссон – не Микаэль Блумквист, герой легкомысленней и «круче» автора, который так и не стал популярен при жизни (писатель внезапно умер в 2004-м, трилогия «Миллениум» была напечатана и стала бестселлером через несколько лет после его смерти). Тем, кто захочет больше узнать о Стиге Ларссоне, советую прочитать воспоминания его гражданской жены Евы Габриэльссон, с которой он прожил 32 года. Воспоминания называются «Миллениум, Стиг и я», прочитать их можно ЗДЕСЬ.
Фильм Дэвида Финчера, США, 2011
Процесс расследования в романе «Девушка с татуировкой дракона» похож на создание зеркальной мозаики: герои отыскивают всё новые и новые её фрагменты…
В результате получается зеркало, в котором одно из знатнейших семейств Швеции отражается во всем своем дьявольском уродстве.
У романа – открытый конец, и далеко не все загадки разгаданы. По крайней мере, о прошлом Лисбет Саландер так ничего и не известно. По-видимому, завеса тайны приоткроется в следующих книгах трилогии, но скорей всего, не до конца. Писатель умер, не окончив четвертую книгу «Миллениума», а планировал написать 10.

Жаль. Потому что из множества героев первой книги запоминается намертво, вызывает самое сильное сочувствие и сострадание вовсе не симпатяга-журналист, а угловатая и неправильная Лисбет, девушка с татуировкой дракона.

четверг, 19 декабря 2013 г.

Интерактивная игра для любителей чтения

Вы уверены, 
что хорошо знаете известных писателей.
Поиграем?
Создавайте такие игры сами, это очень интересно!
С наступающим Новым годом!


Интерактивная игра для любителей чтения

Вы уверены, 
что хорошо знаете известных писателей.
Поиграем?
Создавайте такие игры сами, это очень интересно!
С наступающим Новым годом!


суббота, 14 декабря 2013 г.

Юрий Буйда. Вор, шпион и убийца

Роман с таким царапающим названием оказался бронзовым призером премии «Большая книга» 2013 года. В списке финалистов этой премии бóльшую часть книг я уже прочитала, а эту старательно обходила – как раз из-за названия. Но третье место после «Лавра» и книги о Гумилеве!? И любопытство победило.
Начало повествования просто придавливает к земле «грубой прозой жизни», которой наполнено детство героя. При этом автор описывает людей объективно, но как-то… глобально, что ли? Кто хорош – тот незыблемо хорош, кто ужасен – страшнее не придумаешь.
Очень цельный, сияющий образ –  Вероника Андреевна Жилинская.
«Она работала медсестрой в госпитале для безнадежных инвалидов войны, и когда в Москве решили избавиться от колясочников, сослав их со всей страны на Валаам, на верную погибель, ночью тайком вынесла в мешке за плечами своего Илюшу, который вскоре стал её мужем и отцом троих её дочерей – таких же умных, ясноглазых и твердых, как их мать».
Писатель Юрий Буйда
Из бессовестных – врезаются в память Валя Дальнобойщица, Фролик, малолетние  братья Костылевы («Список смертных грехов, а не люди»).
При этом сияние образа Вероники Андреевны отнюдь не тускнеет от того, что была она грешной женщиной. Именно она изрекла странное выражение: «Список смертных грехов – это не только список всего зла и дряни, на которые способны люди, но это еще и список человеческих возможностей». Главный герой постепенно, с течением жизни понимает, «что смысл-то его, в общем, ясен и прост: человек может и должен черпать силы в осознании собственной греховности».
«Вор, шпион и убийца» – книга биографическая. Писатель рассказывает о своем детстве и юности предельно откровенно. Самый глобальный образ в книге – отец героя. Он не нежит мальчика, наоборот – знакомит его с ужасными и жестокими сторонами жизни (иногда это вызывает шок). Отец – один из самых мудрых людей в романе.
«Однажды я сказал, что люди, грызущие семечки – жалкие недоумки и обыватели.
Отец ответил мне примерно следующее: «Человек, грызущий семечки – это и есть тот человек, ради которого случаются все войны и революции…  он убирает трупы, вставляет стекла, жарит яичницу и дает сыну 10 копеек на кино. Он беден, прост, наивен, он никогда не напишет «Войну и мир», не изобретет порох и не выговорит слово «экзистенциализм», но государство – ради него. Оно не для гениев – для неудачников, для простаков и увечных. <…> И если ты однажды заглянешь в душу человека, грызущего семечки, и не найдешь там ни любви, ни ненависти, ни пропастей, ни высей, ни дьявольской тяги к саморазрушению, ни страсти к божественному полёту, - грош тебе цена».
Родина писателя – Знаменск (бывший нем. Велау)
После ужасных детских впечатлений испытания взрослой жизни герою уже не кажутся трудными. Спасибо автору за честное описание советского времени: абсурд той эпохи так перекликается с абсурдом нынешней!
Душа мучается, когда читаешь этот роман. Добро и зло, низкое и высокое, мелкое и великое переплелись в людях так намертво, так неразрывно, что хочется плакать от непонимания – зачем так устроен мир, для чего?
И невозможно забыть, как во время праздничной демонстрации ползла по разрушенной земле многотысячная толпа смертной плоти, а над нею воздвигся на высоком небе «стобашенный город, великий и белый, и над его башнями и куполами ослепительно вспыхнуло солнце, и этот бессмертный свет проник в мою душу и поразил её навсегда…»
Кирха Святого Якоба – символ города Wehlau
В заключение – еще несколько цитат из романа:
«Знаешь, Василий Иванович, - проговорил Коля, - в нашей стране никому нельзя ставить памятники из бронзы – только из пластилина».
«Самым большим неудачником в истории был Иисус Христос. Так что тебе, дружок, еще расти и расти».
«Если у тебя будет горячая вода в кране и теплый сортир, разве ты пойдешь умирать за родину?»
«Коллективная воля к добру порождает зло, а отсутствие коллективной воли вообще делает зло необоримым».
«Бог – это когда можно, но нельзя, как говорила моя бабушка».
А еще бабушка героя говорила вот что:
«На Руси героев всегда уважали, но любили – праведников. Герой сегодня подвиг совершил, товарища от смерти спас, родную землю защитил, а пришел домой – жену избил, а потом еще и украл, и обманул, и сподличал. Герои – люди разовые. Земля стоит на праведниках, не на героях».
Незадолго до смерти она сказала, отвечая на какие-то мои разглагольствования о «несвободной стране»: «Свобода – это ты. Только никогда не забывай о том, что и тюрьма – тоже ты». И еще она не любила, когда кого-нибудь называли совестью народа: «Совесть – это бог в человеке. У народа нету совести – только у человека. Тем человек от скотины и отличается – совестью. А совесть народа придумали бессовестные люди».

И в самом-самом конце скажу – это книга, во время чтения которой хочется возвращаться и заново перечитывать предыдущие страницы, наслаждаться ими. Замечательная книга, несмотря на название.

Юрий Буйда. Вор, шпион и убийца

Роман с таким царапающим названием оказался бронзовым призером премии «Большая книга» 2013 года. В списке финалистов этой премии бóльшую часть книг я уже прочитала, а эту старательно обходила – как раз из-за названия. Но третье место после «Лавра» и книги о Гумилеве!? И любопытство победило.
Начало повествования просто придавливает к земле «грубой прозой жизни», которой наполнено детство героя. При этом автор описывает людей объективно, но как-то… глобально, что ли? Кто хорош – тот незыблемо хорош, кто ужасен – страшнее не придумаешь.
Очень цельный, сияющий образ –  Вероника Андреевна Жилинская.
«Она работала медсестрой в госпитале для безнадежных инвалидов войны, и когда в Москве решили избавиться от колясочников, сослав их со всей страны на Валаам, на верную погибель, ночью тайком вынесла в мешке за плечами своего Илюшу, который вскоре стал её мужем и отцом троих её дочерей – таких же умных, ясноглазых и твердых, как их мать».
Писатель Юрий Буйда
Из бессовестных – врезаются в память Валя Дальнобойщица, Фролик, малолетние  братья Костылевы («Список смертных грехов, а не люди»).
При этом сияние образа Вероники Андреевны отнюдь не тускнеет от того, что была она грешной женщиной. Именно она изрекла странное выражение: «Список смертных грехов – это не только список всего зла и дряни, на которые способны люди, но это еще и список человеческих возможностей». Главный герой постепенно, с течением жизни понимает, «что смысл-то его, в общем, ясен и прост: человек может и должен черпать силы в осознании собственной греховности».
«Вор, шпион и убийца» – книга биографическая. Писатель рассказывает о своем детстве и юности предельно откровенно. Самый глобальный образ в книге – отец героя. Он не нежит мальчика, наоборот – знакомит его с ужасными и жестокими сторонами жизни (иногда это вызывает шок). Отец – один из самых мудрых людей в романе.
«Однажды я сказал, что люди, грызущие семечки – жалкие недоумки и обыватели.
Отец ответил мне примерно следующее: «Человек, грызущий семечки – это и есть тот человек, ради которого случаются все войны и революции…  он убирает трупы, вставляет стекла, жарит яичницу и дает сыну 10 копеек на кино. Он беден, прост, наивен, он никогда не напишет «Войну и мир», не изобретет порох и не выговорит слово «экзистенциализм», но государство – ради него. Оно не для гениев – для неудачников, для простаков и увечных. <…> И если ты однажды заглянешь в душу человека, грызущего семечки, и не найдешь там ни любви, ни ненависти, ни пропастей, ни высей, ни дьявольской тяги к саморазрушению, ни страсти к божественному полёту, - грош тебе цена».
Родина писателя – Знаменск (бывший нем. Велау)
После ужасных детских впечатлений испытания взрослой жизни герою уже не кажутся трудными. Спасибо автору за честное описание советского времени: абсурд той эпохи так перекликается с абсурдом нынешней!
Душа мучается, когда читаешь этот роман. Добро и зло, низкое и высокое, мелкое и великое переплелись в людях так намертво, так неразрывно, что хочется плакать от непонимания – зачем так устроен мир, для чего?
И невозможно забыть, как во время праздничной демонстрации ползла по разрушенной земле многотысячная толпа смертной плоти, а над нею воздвигся на высоком небе «стобашенный город, великий и белый, и над его башнями и куполами ослепительно вспыхнуло солнце, и этот бессмертный свет проник в мою душу и поразил её навсегда…»
Кирха Святого Якоба – символ города Wehlau
В заключение – еще несколько цитат из романа:
«Знаешь, Василий Иванович, - проговорил Коля, - в нашей стране никому нельзя ставить памятники из бронзы – только из пластилина».
«Самым большим неудачником в истории был Иисус Христос. Так что тебе, дружок, еще расти и расти».
«Если у тебя будет горячая вода в кране и теплый сортир, разве ты пойдешь умирать за родину?»
«Коллективная воля к добру порождает зло, а отсутствие коллективной воли вообще делает зло необоримым».
«Бог – это когда можно, но нельзя, как говорила моя бабушка».
А еще бабушка героя говорила вот что:
«На Руси героев всегда уважали, но любили – праведников. Герой сегодня подвиг совершил, товарища от смерти спас, родную землю защитил, а пришел домой – жену избил, а потом еще и украл, и обманул, и сподличал. Герои – люди разовые. Земля стоит на праведниках, не на героях».
Незадолго до смерти она сказала, отвечая на какие-то мои разглагольствования о «несвободной стране»: «Свобода – это ты. Только никогда не забывай о том, что и тюрьма – тоже ты». И еще она не любила, когда кого-нибудь называли совестью народа: «Совесть – это бог в человеке. У народа нету совести – только у человека. Тем человек от скотины и отличается – совестью. А совесть народа придумали бессовестные люди».

И в самом-самом конце скажу – это книга, во время чтения которой хочется возвращаться и заново перечитывать предыдущие страницы, наслаждаться ими. Замечательная книга, несмотря на название.

воскресенье, 8 декабря 2013 г.

Уилки Коллинз. Лунный камень

Известный роман известнейшего автора я пропустила в детстве, но он настиг меня необычным образом. Дело в том, что на этой неделе у меня появилось два новых устройства всё для того же любимого занятия, чтения.
Это, во-первых, ридер (давно уже хотелось пользоваться электронными книгами без привязки к компьютеру). А во-вторых…
Недавно скачала аудиокнигу «Лунный камень» для слепого мальчика, немного послушала и поняла – хочу! Так у меня появился цифровой плеер. И вот начало:

«Студия «Звуковая книга» представляет радиопостановку спектакля из архива Гостелерадиофонда: Уилки Коллинз, перевод с английского Мариэтты Шагинян, «Лунный камень», радиоспектакль в пяти частях!»
Среди огромного фонда аудиокниг не так уж мало радиоспектаклей, сделанных в советское время. Тогда они воспринимались, как волшебство. Как ни странно, слушая «Лунный камень», поняла, что их очарование и тайна никуда не делись. Плеск морских волн и шелест дождя, скрип половиц и другие неясные шорохи жизни сопровождают повествование. А музыка! Она передает эмоции героев едва ли не лучше, чем текст. Впрочем, перейдем к нему.
Конечно, этот классический английский детектив надо читать в детстве и только в детстве! В том блаженном времени, когда сердце трепещет в груди и с удесятеренной силой отзывается на поруганные чувства героев романа, мистические обряды экзотических стран, неразрешимую загадку детективной интриги, от которой просто вскипают мозги. Всё это есть в книге Уилки Коллинза. Поэтому рассказывать подробности сюжета не читавшему её – преступление.

Фильм «Лунный камень», 
Великобритания,
режиссер Роберт Бирман, 1996
Вернусь к особенностям восприятия книги на слух.
Во-первых, этот эксперимент проходил в выходной день, поэтому слушала без остановок более 5 часов (такова общая продолжительность радиоспектакля). В середине эксперимента – уснула (говорят, аудиокниги на многих так действуют?), потом пришлось перемотать кое-что назад.
Во-вторых, в начале «книги» были проблемы: герои рассказывали о событиях по очереди, но я никак не могла запомнить их английские фамилии (и без того трудные, на слух они вообще ускользали от меня) и понять, кто есть кто. Постепенно стала различать их по голосам – это были очень знакомые голоса: озвучивали спектакль знаменитые актёры, тогда еще совсем молодые. 

В-третьих, поняла, что аудиокниги слушать буду, хотя, по-видимому, принадлежу к «визуалам». И еще – «Лунный камень», конечно, еще перечитаю. Глазами.

Уилки Коллинз. Лунный камень

Известный роман известнейшего автора я пропустила в детстве, но он настиг меня необычным образом. Дело в том, что на этой неделе у меня появилось два новых устройства всё для того же любимого занятия, чтения.
Это, во-первых, ридер (давно уже хотелось пользоваться электронными книгами без привязки к компьютеру). А во-вторых…
Недавно скачала аудиокнигу «Лунный камень» для слепого мальчика, немного послушала и поняла – хочу! Так у меня появился цифровой плеер. И вот начало:

«Студия «Звуковая книга» представляет радиопостановку спектакля из архива Гостелерадиофонда: Уилки Коллинз, перевод с английского Мариэтты Шагинян, «Лунный камень», радиоспектакль в пяти частях!»
Среди огромного фонда аудиокниг не так уж мало радиоспектаклей, сделанных в советское время. Тогда они воспринимались, как волшебство. Как ни странно, слушая «Лунный камень», поняла, что их очарование и тайна никуда не делись. Плеск морских волн и шелест дождя, скрип половиц и другие неясные шорохи жизни сопровождают повествование. А музыка! Она передает эмоции героев едва ли не лучше, чем текст. Впрочем, перейдем к нему.
Конечно, этот классический английский детектив надо читать в детстве и только в детстве! В том блаженном времени, когда сердце трепещет в груди и с удесятеренной силой отзывается на поруганные чувства героев романа, мистические обряды экзотических стран, неразрешимую загадку детективной интриги, от которой просто вскипают мозги. Всё это есть в книге Уилки Коллинза. Поэтому рассказывать подробности сюжета не читавшему её – преступление.

Фильм «Лунный камень», 
Великобритания,
режиссер Роберт Бирман, 1996
Вернусь к особенностям восприятия книги на слух.
Во-первых, этот эксперимент проходил в выходной день, поэтому слушала без остановок более 5 часов (такова общая продолжительность радиоспектакля). В середине эксперимента – уснула (говорят, аудиокниги на многих так действуют?), потом пришлось перемотать кое-что назад.
Во-вторых, в начале «книги» были проблемы: герои рассказывали о событиях по очереди, но я никак не могла запомнить их английские фамилии (и без того трудные, на слух они вообще ускользали от меня) и понять, кто есть кто. Постепенно стала различать их по голосам – это были очень знакомые голоса: озвучивали спектакль знаменитые актёры, тогда еще совсем молодые. 

В-третьих, поняла, что аудиокниги слушать буду, хотя, по-видимому, принадлежу к «визуалам». И еще – «Лунный камень», конечно, еще перечитаю. Глазами.