понедельник, 14 октября 2013 г.

Харуки Мураками. Норвежский лес

Почему книга так называется, ведь действие происходит в Японии?
«Норвежский лес» - это «Norwegian Wood» «Битлз» - та мелодия, которая напоминает герою о любимой девушке, которую он потерял. Он стонет от боли даже спустя 18 лет, когда память уже начинает стирать её облик.
А ведь она предвидела это.
«Знала, что память постепенно сотрется во мне. Поэтому Наоко ничего не оставалось – только потребовать у меня: «Никогда не забывай! Помни обо мне!»
И мне становится невыносимо грустно. Почему? Потому что она меня даже не любила».
Завязка истории – необъяснимая смерть 17-летнего Кидзуки, лучшего друга главного героя романа. После этой трагедии потерявший друга Ватанабэ уезжает из родного города в Токио, чтобы всё забыть, становится студентом.
«Когда я поселился в токийском общежитии и начал новую жизнь, мне требовалось лишь одно: не брать в голову разные вещи и как можно лучше постараться отстраниться от них. <…>  Первое время казалось, что мне это удаётся. Но сколько бы я не пытался всё забыть, во мне оставался какой-то аморфный сгусток воздуха, который с течением времени начал принимать отчетливую форму. Эту форму можно выразить словами.
СМЕРТЬ – НЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ ЖИЗНИ, А ЕЁ ЧАСТЬ.
На словах звучит просто, но тогда я чувствовал это не на словах, а упругим комком внутри своего тела. Смерть закралась и внутрь пресс-папье, и в четыре шара на бильярдном столе. И мы жили, вдыхая её, как мелкую пыль. <…> Унеся Кидзуки в ту майскую ночь семнадцатилетия, смерть одновременно схватила и меня».
Возлюбленная покойного друга, Наоко, тоскуя об ушедшем, сближается с Ватанабэ, и он чувствует нечто другое, нежели в отношениях с прочими девушками. Его за самое сердце схватила не только смерть, но и любовь.
Жизнь героя описана очень подробно, в том числе и его сексуальные отношения. В этой книге очень много откровений о сексе, которые не приняты в традиционной отечественной литературе. Взаимоотношения героев романа наводят на странные мысли. Где любовь и где секс? Они – в разных мирах.
«Миновав рощу, я сел на пологом склоне и стал рассматривать корпус, в котором жила Наоко. Найти её комнату оказалось несложно: достаточно было разглядеть в глубине темного окна еле заметное колыхание маленького огонька. Я всё смотрел и смотрел на огонек – последний язычок пламени на пепелище души. Я хотел взять его в руки и сберечь».
Когда Ватанабэ возвращается в Токио из пансионата для душевнобольных, где осталась Наоко, он в ужасе: люди, которых он видит на улицах города – гораздо более ненормальны, чем Наоко и её друзья по несчастью. Но Ватанабэ смог приспособиться к этой жизни, а Наоко – не смогла. Из её письма:
«Я занимаюсь теннисом и баскетболом. В баскетбольной команде смешанный состав из больных (противное слово, но ничего не поделаешь) и персонала. Но в пылу борьбы я не могу отличить, кто из них больные, а кто – нет. Странное дело. Больше того, когда оглядываешься по сторонам в игре, всё вообще выглядит одинаково искаженным.
Когда я однажды сказала об этом врачу, он ответил, что в каком-то смысле я права. Он считает, что мы здесь не для того, чтобы исправить искажение, а чтобы к нему привыкнуть. Одна из наших главных проблем – мы не можем признать это искажение».
Господи, миллионы людей не могут признать непоправимое искажение этого мира! И если все они ненормальны, то что тогда считать нормой? Кто-то из них совершает самоубийство (как многие герои этой книги), другие остаются жить – под печальную мелодию «Норвежского леса».
Как смириться с тем, что происходит вокруг? Герой выжил – какой ценой? Он не идеальный человек, но прощение, терпимость, сострадание к людям у него в крови. Спасая других – незаметно спасает себя.

После этой книги смотришь на мир другими глазами. Исправить его мы не можем, а что тогда остаётся? Каждый решает это по-своему.

5 комментариев:

  1. Читаю второй отзыв о книге... А сама книга лежит на столе, передо мной... И даже прочитаны 4 главы... Но почему-то рука пока к ней не тянется. Почему? Задаю себе один и тот же вопрос в течение нескольких дней. Ведь люди так восторженно пишут... Нет ответа... Думаю. что стиль не мой. Наверное , так. Хотя, взявшись за гуж, не говори, что не дюж. Раз уж 4 главы прочитала, то и остальное одолею. И тогда точно буду знать ответ на вопрос: "Почему не читается?"

    ОтветитьУдалить
  2. Вот и я, прочитав эту книгу пару лет назад, не была ею восторжена... Было двоякое чувство. Но Харуки Мураками больше читать не хотелось... А дочь читала запоем (учась в 10 классе) и прочла все его произведения! Это буквально было какое-то умопомрачительство по Мураками! Она писала даже исследовательскую работу о его творчестве...
    Вообще, японцы, народ очень своеобразный и чтобы понять его... даже и не знаю что для этого нужно? Терпимость, сострадание, всепрощение.... Мы, которые живем на Сахалине, по особому к ним относимся.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мои 11-классники (не все конечно), но Мураками тоже читали. Хвалят. Подбирают в виде аргумента к части С. Видимо всему свое время.

      Удалить
  3. Не скажу, что читала легко. Первую половину книги - как будто взбиралась на гору, а потом - быстро, как с горы.
    Наверное, я вживалась в этот мир (совсем чужой для нас), да и сначала мною двигало любопытство к незнакомому быту, особенностям другой страны. А потом - прониклась их проблемами, их болью, нашлось что-то близкое моей жизни.
    Думаю, что эта книга дошла до нас (в Россию) вовремя. Если б она была переведена на русский в конце 80-х, в ней не было бы соприкосновения с реалиями нашей жизни, а сейчас - есть.

    ОтветитьУдалить
  4. Люблю Мураками...Он какой-то одновременно и близкий, и такой далёкий. А "Норвежский лес" - классика его ностальгии. Читаешь и ничего не хочется, охота сидеть, пить кофе и слушать джаз.

    ОтветитьУдалить