суббота, 16 декабря 2017 г.

Александр Снегирев. Вера

Этот роман – победитель престижной литературной премии «Русский Букер» в 2015 году.
Раньше я читала другую книгу Снегирева, сборник рассказов «Как же её звали», и поняла: особенность его стиля – бесстрастное описание самых ужасных вещей и явлений. Но холодность автора обманчива. Человек роняет холодные слова, и при этом его разрывает изнутри.
В том сборнике есть рассказ «Женщина из Малаги». Только что герой рассказа был самцом, в котором просто ревела похоть. И вдруг музыка убивает эти позывы. Он – больше, чем животное, сложнее и непонятнее.
И во всех произведениях Снегирева – такая же двойственность: цинизм, и рядом – непонятное, необъяснимое.
«Вера». Часто об этой книге говорят: дескать, Вера – это образ России, она отдаётся тому и этому, и всё без толку.
Если отвлечься от всяких символов, то Вера – невообразимо прекрасное существо, задуманное Богом для определенной цели (как и мы все). И так же, как многие в этой огромной стране, она не видит цели, искажает её.
«Больно уж всё здесь масштабно и величественно. Дали дальние, леса дремучие, трубопроводы нескончаемые, и куда бы ни тёк ты по этим трубопроводам, вовек никуда не дотечёшь.
И великая бездна над всем этим зияет. И как её ни закупоривай, всё равно сифонит».
День за днем поглощает Веру «великая бездна». Жутко, сюрреалистично, непоправимо. Когда роман вышел, как только его ни пытались объяснить. Никто не преуспел.

В общем, понимайте роман, как хотите – но читать интересно. Особенно оглушает финал. Ручаюсь, что если «Вера» попадет вам в руки (и в душу), вы её не забудете.

Возвращаюсь...

До мая 2017-го благополучно писала отзывы в блоге на WordPress. 
А потом меня угораздило на этой платформе создать еще один блог, другой направленности. 
Не зная броду, полезла в воду...
В результате - писать посты в первый блог я не могу.
И снова здравствуй, Blogger!

воскресенье, 17 января 2016 г.

Переезд на WordPress

В 2016 году мой читательский блог окончательно переезжает на другой хостинг: WordPress. 
Называться он будет "Пространство чтения".

Все прежние публикации с вашими комментариями "переехали" тоже.

вторник, 22 декабря 2015 г.

Жиль Легардинье. Не доверяйте кошкам!

Жюли, героиня романа – комичная неудачница, беззащитная лапочка, на первый взгляд. Судя по тому, что она думает – острые зубки у неё есть, но обращены они преимущественно внутрь, и грызет она себя постоянно.
«Здесь покоится Жюли Турнель, скончавшаяся от стыда». Вот что будет написано на моем надгробии в окружении маленьких мраморных табличек от моих близких.
28 лет, а мужа даже на горизонте не видно, любовные связи неудачны, она выбирает красавцев, перед которыми чисто физически не в силах устоять. Замужние подруги взывают: да устрой ты свою личную жизнь! Легко сказать.
Я восхищаюсь людьми, которые могут собрать чемодан и отправиться путешествовать, прожить год в Чили или выйти замуж за австралийца. Или просто взять билет на самолет, а по прилету разбираться на месте. Я на это не способна. Мне нужны мои корни, мой мир и особенно те, кто его населяет. Я так быстро привязываюсь к людям… Для меня жизнь – это прежде всего те, с кем я живу.
Вот из них и приходится выбирать…
Сначала кажется, что Жюли – нервное, кусачее и озлобленное существо, как бездомная собака. Бедная девочка – еще так молода, а уже замкнулась в своём маленьком мирке. Вот она ездит-ездит по своим ежедневным рельсам, а кто-то (сосед по имени Судьба) берет её за шкирку и выдергивает в другое пространство, в котором нет раздражения и злости, а есть печаль, тревога и забытые воспоминания.
Жиль Легардинье
Он просто умопомрачителен! Карие глаза, мужественный подбородок, красивая улыбка, темные волосы, постриженные коротко, но не слишком. И фигура у него спортивная. Не накачанная, а именно спортивная. Представляю, как выгляжу я! Морская свинка, не сводящая с него влюбленных глаз.

Новый сосед Рикардо, в которого Жюли скоропостижно влюбляется, ведет себя как джентльмен, осторожно, непонятно и загадочно. Из-за него Жюли меняется: она вспоминает то, что давно забыла; бросает нелюбимую работу и находит любимую; перестаёт скрывать свои истинные чувства, в том числе возмущение и гнев, искреннюю благодарность и симпатию; открывает своё сердце старушке-соседке и становится для неё последним утешением; совершает много других, немыслимых для неё прежней, поступков – короче, становится самой собой. И чем дальше героиня раскрывается, тем глубже и интересней для читателя становится её образ.
Очень тонко уловлены особенности женской психологии, хотя автор мужчина. Как ему это удалось?
Я встала перед шкафом и принялась перебирать свою одежду. Подумала даже, не надеть ли платье, которое покупала для свадьбы Манон. В каком образе предстать? Легком и доступном? Слишком просто. Утонченном и неприступном? Не пойми что. Без десяти семь мои вещи были разбросаны по всей спальне и гостиной. В итоге я выбрала льняные брюки и красивую блузку с вышивкой, которую никогда не надеваю, потому что ее нельзя стирать – нужно сдавать в химчистку. Без двух минут семь я стояла перед зеркалом в ванной и поправляла прическу. Выпустить прядь? Заколоть волосы? А вот кошки, говорю я себе, долго не раздумывают. И делают котят во всех кустах.
Жюли – верна и преданна, как собака. Эту свою сущность она и не скрывает: любит собак и не доверяет кошкам (люди-кошки в романе тоже есть). Кстати, события романа подтверждают «тест Ахматовой»: великая поэтесса говорила, что люди делятся на две категории: те, кто любит чай, собак и Пастернака, и тех, кто предпочитает кофе, кошек и Мандельштама. «Чай-собаки-Пастернак» — люди простоватые, но надежные, «Кофе-кошки-Мандельштам» — люди изысканные и утонченные, но полагаться на них не стоит.
Героиня романа ненавидит кофе, и хотя она далека от русской поэзии, но «русская душою» в том смысле, что «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». У Рикардо нет шансов устоять перед такой женщиной – и тем не менее он держится до последнего… Почему – становится ясно в самом конце.
«Мужчины по сути своей глупы, а женщины – безумны, но когда они встречаются, из этого порой выходит что‑то хорошее…»
И самое главное, чем меня подкупила эта книга: ощущение уютного и дружного человеческого сообщества – то, что Жюли называет «мои корни, мой мир». Если такое сообщество окружает человека – он не пропадёт в любом уголке Земли.
Прочитать роман online можно ЗДЕСЬ.

вторник, 24 ноября 2015 г.

Ролик об участии в сетевом проекте «Читать не вредно – вредно не читать»

С этим роликом я выступила на неКонференции библиотечных блогеров в Екатеринбурге: рассказала об опыте участия в успешном сетевом проекте по продвижению чтения.  

Помещаю его здесь – для тех людей, которые более близко знакомы с этим проектом.

суббота, 14 ноября 2015 г.

Наринэ Абгарян. Люди, которые всегда со мной

Сначала появилась Девочка. Она не хотела, чтобы её называли по имени (Ниночка), потому что так звали её старшую, умершую во младенчестве, сестру. Со смертью первого ребенка родители Девочки (Вера и Петрос) так и не смогли смириться, и вторая дочь с малых лет почувствовала их горе.
И я им сказала – я не хочу, чтобы вы меня называли по имени. Называйте меня Девочкой.
И никто уже не смеялся.
А мама заплакала.
И я ей сказала – мам, ты не плачь.
Я побуду Девочкой, пока ты не научишься смиряться.
А потом обратно буду Ниночкой.
Тата однажды сказала – пока живет имя, живет человек.
Получается, я живу за двоих.
Получается так.
Фото Наринэ Абгарян
в детстве
Девочка растёт в мирное время, в 70-е годы прошлого века, но упоминания взрослых о предках, погибших в межнациональных конфликтах, пугают малышку так, что ей снятся кошмары. По многим приметам в Девочке угадывается автор книги.
Потом вдруг начинается вторая глава под названием «Вера». Там время совсем другое – страшное, послевоенное. И другая девочка – Вера, которая в свои шесть лет умеет и сварить, и постирать, и сделать генеральную уборку в доме… И спасти мать во время сердечного приступа. Живёт она в городе Кировабаде, разделенном рекой на «азербайджанскую» и «армянскую» половины. Кажется, что главное горе этих людей – война – уже позади, и ничто не предвещает грядущей трагедии.
Не сразу, но озаряет догадка: это детство матери Девочки.
Дальше – снова возвращение в позднее советское время, в патриархальный мир многочисленных родственников, где пребывает Девочка. В этом теплом и уютном пространстве витает какая-то загадка, и разгадана она будет лишь в конце книги.
Жено разливала по чашкам сладкий чай с чабрецом. На дровяной печке подсушивались ломти хлеба, тихо скрипел дощатый пол, заскучавший ветер царапал пальцем шушабанд. В глиняной миске переливался янтарным липовый мед, чуть подтаявшее сливочное масло проступило матовыми каплями пахты. В центре стола, на большом блюде, пестрел листьями мяты, прозрачными луковыми дольками и расплавленным сыром золотисто‑румяный пышный омлет.
Что поражает меня в писателях, так это их память: они рассказывают о днях своего детства, как будто это происходит сегодня – в ярких и мельчайших деталях (я вот помню из детских дней лишь отдельные «вспышки»).
Наринэ Абгарян объясняет это свойство своей памяти так:
Я умею создавать в своей голове запахи и с их помощью вспоминать прошлое. Мне достаточно разбудить в голове запах ржавых сундуков, которые стояли в прихожей дома знахарки, чтобы вспомнить весь тот день – большой ларь, портреты на стенах, скрипучий деревянный пол. Постового, перебегающего дорогу, толпу на тротуаре. Тетечку, которая шепчется с нани, а потом уходит, придавленная своим горем, – высокая, крупная, сутулая. Пахла она так же, как наши куры по осени, – тоской и отчаянием.
Волшебство, конечно.
Наринэ Абгарян 
Самые зловещие страницы книги описывают более близкое к нашему время: 90-е годы, погромы армян в Кировабаде. Когда Вера приезжает туда за матерью, чтобы спасти её, от этой истории просто сердце выскакивает.
В течение повествования для Девочки раскрывается много тайн, в том числе и та, что её любимая нани (прабабушка) Тамар – вовсе ей не родня. Но малышка (в отличие от многих взрослых) оказывается способна понять, что родной человек – это тот, кто любит.
Я это тоже понимаю, как никто: всю жизнь помню и люблю бабушку, которая по крови не была мне родной. Она просто меня воспитала. И очень меня любила.
Замечательные слова Наринэ Абгарян написала в конце книги:
Папа говорит – ты стоишь в начале пути. За твоими плечами множатся и множатся твои ушедшие в небытие предки. За левым плечом – по линии мамы. За правым – по линии отца. Они – твои крылья, говорит папа. Они – твоя сила. Держи их всегда за спиной, и никто никогда не сможет сделать тебе больно. Потому что, пока помнишь о крыльях – ты неуязвим.
И ты стоишь у окна, неуязвимая, осененная присутствием тех, которые ушли, но навсегда остались с тобой, – и наблюдаешь снег.
За окном – большой двор. За двором – белая дорога. Рисуй на ней что хочешь, все сбудется.
Одним концом дорога упирается в калитку, а другим – в край света.
И еще:
Нани Тамар говорила – любовь – это все. Это то, ради чего стоит жить. Ты маленькая, ты еще ничего не знаешь. Потом меня поймешь. А сейчас просто запомни – любовь – это то, ради чего стоит жить.
А ради ненависти (о которой на страницах книги тоже достаточно сказано) – ни жить, ни умирать не стоит. Сегодня, после бойни в Париже, это как-то особенно понимаешь.


Купить книгу можно здесь



суббота, 7 ноября 2015 г.

Так много хороших и разных…

Коллаж из книг, прочитанных за два года, с начала проекта «Читать не вредно – вредно не читать». 
Каждую из книг можно рассмотреть поближе (наведите на неё курсор).
Многие книги и писатели - стали любимыми.